четверг, 16 декабря 2010 г.

“А кто такой Сосо?”

Продолжем подборку материалов на тему, заявленную нами в предыдущем сообщении. Размещаем главу из книги "

ЕВРЕИ, ИУДАИЗМ, ИЗРАИЛЬ", автор  который достоин нашей глубокой благодарности и признательности за свои изыскания в этой области:


Соломон Динкевич, Нью-Джерси
Глава 9. Советская власть и евреи: Сталин
9.10.6.5. Письмо Эренбурга Сталину 3 февраля 1953 года
По мнению Д. Т. Шепилова,
Эренбург “просто сошел с ума”.
Вот это историческое письмо с небольшими купюрами (цитирую по книге Федора Лясса; всё, выделенное в тексте, выделено мной — С. Д.): 
“Дорогой Иосиф Виссарионович, я решаюсь Вас побеспокоить только потому, что вопрос, который я сам не могу решить, представляется мне чрезвычайно важным.
Тов. Минц и Маринин ознакомили меня сегодня с проектом письма в редакцию газеты “Правда” и предложили мне его подписать. Я считаю моим долгом изложить мои сомнения и попросить Вашего совета.
Мне кажется, что единственным радикальным решением еврейского вопроса в нашем социалистическом государстве является полная ассимиляция, слияние людей еврейского происхождения с народами, среди которых они живут... Я боюсь, что коллективное выступление ряда деятелей советской русской культуры, людей, которых объединяет только происхождение, может укрепить в людях колеблющихся и не очень сознательных националистические тенденции. В тексте “Письма” имеется определение “еврейский народ”, которое может ободрить националистов и смутить людей, еще не осознавших, что еврейской нации нет... Когда на различных комиссиях, пресс-конференциях и пр. ставился вопрос, почему в Советском Союзе больше не существует еврейских школ или газет на еврейском языке, я отвечал, что новые поколения советских граждан еврейского происхождения не желают обособляться от народов, среди которых они живут. Опубликование “Письма”, подписанного учеными, писателями, композиторами и т. д. еврейского происхождения, может раздуть отвратительную антисоветскую пропаганду, которую теперь ведут сионисты, бундовцы и другие враги нашей Родины...
Я убежден, что необходимо энергично бороться против всяческих попыток воскресить или насадить еврейский национализм, который при данном положении неизбежно приводит к измене Родине. Мне казалось, что для этого следует опубликовать статью или даже ряд статей, подписанных людьми еврейского происхождения, разъясняющих роль Палестины, американских буржуазных евреев и пр. С другой стороны, я считал, что разъяснение, исходящее от редакции “Правды” и подтверждающее преданность огромного большинства тружеников еврейского происхождения Советской Родине и русской культуре, поможет справиться с обособлением части евреев и с остатками антисемитизма...
Вы понимаете, дорогой Иосиф Виссарионович, что я сам не могу решить эти вопросы и поэтому я осмелился написать Вам. Речь идет о важном политическом акте, и я решаюсь просить Вас поручить одному из руководящих товарищей сообщить мне — желательно ли опубликование такого документа и желательна ли под ним моя подпись. Само собой разумеется, что, если это может быть полезным для защиты нашей Родины и для движения за мир, я тотчас подпишу “Письмо в редакцию”.
С глубоким уважением И. Эренбург. 
Письмо исключительной смелости, ведь Эренбург достаточно хорошо знал Сталина, чтобы мысленно повторить Булганина, сказавшего Хрущеву: “Едешь (в случае Эренбурга — пишешь) к Сталину, как к другу, и не знаешь, куда поедешь на обратном пути”.
В то же время очень хитрое письмо. Написав, что радикальным решением еврейского вопроса является полная ассимиляция, он прекрасно понимал, что Сталин дочитает отсутствующие слова: “...а не физическое уничтожение ВСЕХ евреев на Крайнем Севере и в Сибири”. Напоминая Сталину, что, согласно его же статье “Марксизм и национальный вопрос”, еврейской нации нет, он вопрошает, нужно ли поэтому опубликовывать письмо известных евреев? Кого они представляют, народ, которого нет? А бороться с национализмом, с отстрелом скрытых сионистов и бундовцев безусловно нужно, ибо “национализм... неизбежно приводит к измене”.
Уверен, что он прекрасно понимает, что национализм — это любовь к своему народу, к его культуре и истории, что национализму абсолютно чужда ненависть к другим народам. Эренбург бросает “кусок человечины”, без которого просто было нельзя обращаться к юдоеду. В последние годы тот питался исключительно мясом евреев, воплощая в жизнь свое определение антисемитизма как “опасного пережитка каннибализма”.

Смелое, хитрое и одновременно... антисемитское письмо! Илья Эренбург — страстный борец против жесткого антисемитизма — физического уничтожения евреев, но одновременно он и пламенный глашатай мягкого антисемитизма — самоуничтожения евреев путем “полной ассимиляции, слияния людей еврейского происхождения с народами, среди которых они живут”.
Но мог ли Эренбург вообще писать Сталину без заверения в полной 100% поддержке еврейской ассимиляции? Полагаю, что не мог. К тому же на протяжении всей своей жизни, включая годы после смерти Сталина, он был убежден в необходимости и неизбежности (?) полной ассимиляции еврейского народа. (Не иначе как забыл слова любимой им Марины Цветаевой: “С последним евреем мы похороним последнего русского интеллигента”).
А. Н. Яковлев, как и многие другие, считает, что письмо Эренбурга сыграло важную роль в том, что “Письмо евреев” в “Правду” не было опубликовано.
Сам же Илья Эренбург пишет (“Люди, годы, жизнь”): “Я попробовал запротестовать. Решило дело не мое письмо, а судьба”.
Судьба или, может быть, Творец?

“Устоит ли перед Тобой власть насилия, возводящая зло в закон?”(Псалмы, 94:20)
“...Сталин был инициатором всех беззаконий, которые творились в Стране Советов, а сподвижники, включая его ближайшее окружение, были безгласными и ретивыми исполнителями. Только со смертью Сталина 5 марта 1953 г. остановилась “скрипучая телега следствия”(выражение самого Сталина!), сорвался уже почти подготовленный открытый судебный процесс над “врачами-вредителями”, остались непостроенными виселицы, оказались без дела готовые к разгулу погромщики, не заполнились эшелоны смерти, не сгнил в Сибири ни в чём не повинный еврейский народ” (Федор Лясс, “Последний политический процесс Сталина”).
Б-г не допустил объединения двух злодеев: Сталина и Гитлера. Он использовал Сталина, чтобы уничтожить Гитлера, а затем сталинский “ближний круг”, чтобы уничтожить самого тирана.
“По воле Г-спода произошло так; чудом это выглядит в глазах наших”(Псалмы, 118:24). 

9.10.7. Смерть тирана

Я никому не верю, я сам себе не верю, я
пропащий человек”, — приводит Хрущев 
на встрече с писателями слова Сталина”.
Даниил Гранин, “Причуды моей памяти”.
Вы думаете, нам было легко? — (кричал Хрущев
на той же встрече)... — Ведь это же был сумасшедший 
в последние годы жизни, су-ма-сшедший. 
На троне, заметьте”.
Михаил Ромм, “Как в кино”.
”…
73-летнему старику с повышенным кровяным
давлением безусловно помогли помереть тем, 
что оставили его в состоянии удара без врачебной помощи 
в течение 12 (или больше...) часов. 
Да еще волокли в другую комнату…”
Светлана Аллилуева. Письмо Роману Гулю от 12
янв. 1977 года. (Роман Гуль “Я унес
Россию”, т. III, М., 2001) 
В конце февраля 1953 года на докладе у Сталина побывал начальник разведки МГБ Павел Судоплатов. Позднее он писал: “Я увидел уставшего старика. Сталин очень изменился. Его волосы сильно поредели и, хотя он всегда говорил медленно, теперь он явно произносил слова как бы через силу, а паузы между словами стали длиннее”...

“Жажда безграничной власти дошла у Сталина после войны до наивысшей точки. Страна была полностью в его власти. Вождь терял рассудок. Будучи абсолютным властителем, он боялся всего и всех: своих преданных соратников, которым не доверял, охранников, которые служили ему верой и правдой, народа, который его боготворил, “врагов”, уже практически уничтоженных за годы террора; боялся своей тени...Упоение властью и жалкий страх — вот будни Сталина последних лет жизни...”(Федор Лясс, “Последний политический процесс Сталина”; выделено мной — С. Д.).

Впрочем диагноз “паранойя” поставил ему еще в 1927 году крупнейший невропатолог и психиатр профессор Владимир Михайлович Бехтерев, за что и поплатился жизнью. 
28 февраля 1953 года Сталина разбил паралич. Это случилось на Пурим 14 адара 5713 года по еврейскому летосчислению. А. Авторханов (“Загадка смерти Сталина (Заговор Берия)”. Франкфурт-на-Майне, “Посев”, 1976) полагает, что Сталин был отравлен четырьмя заговорщиками: Берия, Маленковым, Хрущевым и Булганиным. Они накануне провели длительное застолье на даче у Сталина. Еще в середине декабря были арестованы его личный секретарь А. Н. Поскребышев за (подстроенную? – С. Д.) утерю важных документов и начальник охраны генерал-лейтенант Н. С. Власик. Последнего обвинили в сокрытии письма Лидии Тимашук (??). Ни врачей, ни медсестер при Сталине не было, и уже долгое время он не проходил никаких медицинских обследований.

Эдвард Радзинский в капитальном томе “Сталин” излагает многочисленные подробности убийства-отравления, совершенного И. В. Хрусталевым, человеком Берия. (Напомню слова сына Берия, о том, что после “мингрельского дела” отец предупреждал, что нужно быть готовым ко всему”). Радзинский подробно останавливается на поведении заговорщиков на следующий день. Все они спасали исключительно свою жизнь, ибо чувствовали, что Сталин готовится к “естественному” омоложению своих соратников. Они были немногим лучше него. Вспомним слова Микояна: “Мы все были мерзавцами”.

Официально Сталин умер 5 марта 1953 года. Похороны тирана состоялись 9 марта. Они унесли жизни многих сотен людей, раздавленных или задохнувшихся в многотысячной толпе на пути в Колонный зал, где было выставлено тело. Люди рвались проститься с тем, кто при жизни был провозглашен почти что богом. Среди них было множество евреев. Так вели себя советские люди на свободе.

В ГУЛАГе всё было иначе. Рабби Ицхак Зильбер в “Беседах о Торе”(Иерусалим, 1998) рассказывает, что о болезни Сталина он узнал 1 марта и все последующие дни читал псалмы, чтобы тирану скорее пришел конец. И читал их до тех пор, пока не узнал, что злодея нет в живых. Миллионы зэков на всех островах архипелага ГУЛАГ молились о смерти тирана. Их охватило ликование (“панихида с танцами”, А. Галич), когда они узнали, что их молитвы были услышаны.

3 апреля Президиум ЦК КПСС по предложению Л. П. Берия принял постановление о прекращении “дела врачей”. Это были всё те же люди, кто за четыре месяца до того, 9 января утвердил текст Сообщения ТАСС от 13 января. На следующий день, 4 апреля 1953 года, в “Правде” было опубликовано Сообщение МВД СССР об освобождении из-под стражи и полной реабилитации всех привлеченных по “делу врачей”.

В нём говорилось: “
Установлено, что показания арестованных, якобы подтверждающие выдвинутые против них обвинения, получены работниками следственной части бывшего Министерства государственной безопасности путем применения недопустимых и строжайше запрещенных советскими законами приемов следствия”. 

Всё дело было объявлено “провокационным вымыслом” карьериста Рюмина. В списке реабилитированных оказалось не 9, а 15 имен. (В действительности пыткам были подвергнуты 37 человек: 28 врачей и 9 членов их семей.) Шесть не упоминавшихся ранее врачей — русские: В. Х. Василенко, В. Ф. Зеленин, Б. С. Преображенский, Н. А. Попова, В. В. Закусов, Н. А. Шерешевский).

Прав Евгений Евтушенко: “У русского и у еврея одна эпоха на двоих”.
Жена Молотова П. С. Жемчужина была возвращена ему еще 10 марта. (Тогда же, в кабинете Берия узнав о смерти Сталина, она упала в обморок. Много позже она говорила Светлане Аллилуевой: “Твой отец был гений. Он уничтожил в нашей стране пятую колонну, и когда началась война — партия и народ были едины...” (С. Аллилуева, “Только один год”). Лубянка так ничему ее и не научила). Академика Лину Штерн вернули из ссылки гораздо позже.
У Лидии Тимашук отобрали орден Ленина: 4 апреля “Правда” сообщила, что “Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении орденом Ленина врача Тимашук Л. Ф. отменен как неправильный в связи с выявившимися в настоящее время действительными обстоятельствами”. “Спустя короткое время после апрельских событий, — пишет Я. Л. Рапопорт (“На рубеже двух эпох”) — она явилась на работу с полным внешним безразличием к этим событиям, как будто они к ней не имеют никакого касательства”.

Узнав, что именно она оболгала его, проф. Вовси был буквально потрясен. Ведь это он спас жизнь ее сыну-летчику, который сильно обгорел и, по мнению врачей, не имел шансов выжить.

Вскоре Лидии Тимашук выдали орден Трудового Красного Знамени “за многолетнюю плодотворную работу”.

Садист и зоологический антисемит Михаил Рюмин был арестован 16 марта. Его расстреляли через год, 22 июля 1954 года.
Однако реакция народа не была однозначно радостной. Скрытые и явные жидоеды были глубоко разочарованы, ибо уже обоняли запах крови, мысленно уже вселились в освобождавшиеся квартиры и поделили имущество.

“Мы так верили родному Сталину! Уж лучше бы вы там в Кремле промолчали, тихо прикончили этих пархатых евреев, ведь они же, в конце концов, сознались в своих преступлениях. И всё бы осталось по-прежнему, и мы продолжали бы гнать “безродных космополитов”.

Долго пришлось ждать жидоедам, и не все дождались. Да и те, кто дождался, не были полностью удовлетворены, ибо в последующие 12 лет правления Хрущева, 12 антисталинских лет, антисемитизм в стране, хотя и не исчез, но принял вполне “гуманные” формы: евреев не изгоняли, но и не принимали.

Но даже в первый антисталинский 1957 год (первый после ХХ съезда КПСС, см. глава 10) Грузия продолжала видеть в Сталине “гения всех времен”. Об этом интересно рассказал Михаил Ильич Ромм в книге “Как в кино”.

В 1957 году он и еще несколько кинематографистов были посланы в Тбилиси. Перед отъездом секретарь Союза кинематографистов Г. Б. Марьянов настоял, чтобы Ромм взял с собой все медали лауреата Сталинской премии: “Наденьте, пригодятся...Я взял все Сталинские премии, — пишет Ромм, — нашил все пять штук на черную ленточку и пристегнул ее к костюму.” В Тбилиси выяснилось, что в один из дней будет отмечаться юбилей классика грузинской литературы Ильи Чавчавадзе. Торжества проходили у него в имении. Не без приключений и очень голодные добрались Ромм и его спутники до места. Далее по книге Михаила Ромма:

« — Михаил Ильич, перейдите, пожалуйста, за главный стол, там сидят все представители, литераторы. Там горячий шашлык, пожалуйста, пойдемте... Ну, перехожу я за главный стол. Там действительно подают горячий шашлык. Там сидят секретарь обкома, районное начальство, приезжие из Тбилиси, там и вино как будто получше, и фрукты стоят, и шашлыки действительно горячие подают. И что-то еще подают. Ну, я сел и забыл совершенно о том, что у меня под плащом-то костюм, а на костюме приколоты Сталинские премии. Взялся за шашлык, а плащ-то и распахнулся.
И вдруг, смотрю, секретарь обкома сидит, уставился на меня и жевать перестал. Гляжу, и все уставились. И в это время как раз ко мне подходил человек, который нес горячие шашлыки, шампуров десять. И он мне на грудь глядит. Потом наклоняется и говорит:
— Это ваши?
Я говорю:
— Мои.
Кладет он шашлыки на стол и говорит:
— Разрешите поцеловать.
Становится на колени и начинает по очереди целовать взасос эти самые Сталинские премии. А все — и областное, и районное, и тбилисское начальство — делают вид, что не замечают ничего. Кто глядит направо, кто налево, кто вверх, кто вниз. Кто пальцами по столу постукивает.
Ну вот, перецеловал он Сталинские премии, потряс мне руку, утер слезы, встал, а за ним в очереди уже другой стоит. Опять на коленях, и опять по очереди целует мне Сталинские премии. А когда уже третий стал на колени, тут не выдержал секретарь обкома, постучал по столу, строго сказал что-то по-грузински, всё пришло в порядок, я получил возможность запахнуть обратно плащ, и он произнес следующий тост:
— Выпьем, товарищи, за одного человека, который сделал много для советской власти и который вечно будет жить в наших сердцах. Я не называю этого имени, потому что вы сами назовете, каждый сам себе. Выпьем за него.
Ну, и выпили. Вот так пригодились мне в Тбилиси Сталинские премии».

Это в Грузии в 1957 году. А в России возвращение “великого кормчего” пришлось ждать несколько десятилетий. Всё же дождались, и он вновь стал “великим государственником”, который, по словам Черчилля, “принял Россию с сохой, а оставил оснащенной атомным оружием”(из речи 21 декабря 1959 г.).
Это правда: с атомной бомбой, с великими гидростанциями на сибирских реках, загубившими огромные земельные угодья, с всеохватным архипелагом ГУЛАГ, с десятками миллионов невинно погибших. “С атомной бомбой, но без штанов”, - уточняет Александр Минкин. (“Мертвое время”, газета “В новом свете”, 12 – 18 марта 2010).
Призрак коммунизма бродил по Европе в первой половине XIX века, призрак Сталина бродит по России сегодня.

В последней книге “Люди, годы, жизнь” Эренбург писал, что растет “поколение, не знавшее ни “бурных аплодисментов, переходящих в овацию”, ни ночей, когда мы прислушивались к шуму на лестнице”. С тех пор уже выросло несколько таких поколений. Это для них на станции метро Курская-Кольцевая над капителями колонн восстановили слова прежнего гимна: “Нас вырастил Сталин на верность народу, на труд и на подвиги нас вдохновил.” Над Россией вновь нависает тень величайшего преступника, вечно вместе с Лениным “подлежащего суду за преступления против человечности” (А. Н. Яковлев).

Прав Федор Иванович Тютчев: “Умом Россию не понять”, ибо “
история России – это история борьбы невежества с несправедливостью” (Михаил Жванецкий). Остается верить, что народ опомнится и скажет, подобно герою пьесы Евгения Шварца “Тень”: “Тень, знай свое место!” И отправит ее раз и навсегда на ее законное место в кунсткамере рядом с Лениным, Мао Цзе Дуном, Пол Потом и Гитлером. Ленин породил Сталина и Муссолини, Сталин – Гитлера и Мао Цзу Дуна. Не знаю кто породил Пол Пота, этого потомка динозавров. Покуда на экране куражится Сосо, 
История всё так же вращает колесо. 
Когда же он устанет и скроется во тьму, 
Мы будем с прежней страстью прислуживать ему. 
И лишь тогда, пожалуй, на место встанет всё, 
Когда нас спросит правнук: “А кто такой Сосо?” 
                                                                   Булат Окуджава
Увы, до этого еще далеко. В день рождения Сталина 21 декабря 2009 года через всю Красную площадь протянулась очередь желающих возложить цветы к памятнику на могиле тирана у Кремлевской стены.

Комментариев нет: